July 22nd, 2008

море

подумалось

Вечер неторопливо забирается в окошко поезда. На столе небрежно заваренный проводницей чай в чашках для капучино, два кусочка сахара на краешке и ложка, которая то и дело ударяется о чашку - дзынь-дзынь. Постель заправлена, в ушах белые наушники - как у всех, в руках - книга. Новая, еще пахнет типографской краской и хрустит, когда пытаешься раскрыть ее шире. Но у соседки по купе на тебя другие планы. Дергает тебя за плечо, чтобы услышал, приглашает к разговору. Про влажные простыни, про то, что пьяные бравые парни уже провоняли вагон сигаретами, про то, что вот у нее сын - моряк, и она им гордится...
Я не люблю людей, которые в купе поезда - 4 суток пути - или в салоне самолета - 2 часа пустого трепа - да Бог знает, где еще, не умеют себя занять. Книги они не читают, музыку не слушают, спать - не спят, хлебом не корми - дай потрепаться с попутчиком.
Мужчину, который сидел в самолете за моей спиной, всю дорогу бесил плачущий ребенок. Но ребенок, по крайней мере, не просит ему отвечать. Он в этом своем плаче самодостаточен. В отличие от...
море

(no subject)

В кемеровском аэропорту пассажирам предлагали журнал "Русский репортер" с заголовком на обложке "Почему самолеты падают". Для таких впечатлительных, как я.